Феномен ландшафта проблема существования и способы отображения часть 1

24 Фев 2016  |  Автор:

Проблема таксономических рангов . Пожалуй, нет географов, которые бы ставили под сомнение те таксономические схемы, которые были когда-то созданы. Но почему-то никто не желает замечать, что далеко не все пространство, которое является ландшафтообразующие, может быть фацийованим , то есть разделенным на постоянные элементы и их композиции с воспроизводимой структурой. Значительная часть этого пространства плохо структурированной, что соответствует наличию в режимах соответствующих геосистем хаоса, который, кстати, выполняет функцию клея, связывающий стали участка в пространстве и состояния во времени. Именно это заставило автора в свое время ввести понятие о субфациальний пространство . На рисунке 2 показана структура, которая неожиданно проявляется при определенном представлении: ландшафтные контуры подстилающей сложное сплетение, которое местами размывается. Более того, традиционные таксономические схемы слишком линейные (фация-урочище-местность), чтобы быть конфигуратором природных структур. Природа устроена гораздо интереснее и сложнее. Если сохранить имеющуюся терминологию, следует исходить из того, что ландшафт имеет несколько характерных масштабов проявления, то есть можно говорить о микроландшафта, мезоландшафты и макроландшафты, которые проявляются на разных масштабных уровнях. Можно даже говорить о ландшафте листьев дерева.

Хотите получать качественную и недорогую яичницу? Можете eggmaster купить на asian-cookhouse.ru по низким ценам.

Это принципиальный вопрос. Например, в рамках мезофации может возникнуть микроурочище, не меняет ее таксономического ранга. Соответственно, на уровне местности, как ландшафтообразующие пространства, также следует вводить различные масштабные уровне: микро, мезоуровень, и макроуровень.

Рис. 2. Фрагмент карты части КАТЭК (слева) (по Семеновой Ю.М., 1991), построенной способом ближайшего соседа и уклонов поверхности расстояний между центрами контуров (справа).

Проблема типов . Поскольку структура дневной поверхности образуется под действием геосистемы, типология должна строиться на существовании геосистем разных уровней организации. Это минеральные, биотизовани и антропизовани геосистемы. Понятно, что на минеральном уровне главную роль в создании ландшафтов играют различные геолого-геоморфологические факторы, прежде всего — тектонические движения и среды передачи (за Ю.Г. Симоновым). Следовательно, можно говорить о таких типа, как тектонический, пиро-вулканический, флювиальных, эоловый, нивальный, ледниковые разновидности, литоландшафты. Поверхности, структура которых создается биотизованимы геосистемами, образует различные биотизовани ландшафты (лесные, степные и т.п.). Антропизовани геосистемы ответственные за возникновение антропизованих ландшафтов — агроландшафтов, техноландшафтив, урболандшафтах и ​​т. П. Кстати, проблема типизации является более сложной, чем кажется. Разбивания ландшафта на типы — это результат значительно упрощается, в котором нуждается категоризация объекта исследования. Следовательно, наряду с геометризацией ландшафта, происходит его систематизация (и лингвизация ) путем редукции реального многообразия его неограниченным количеством маргинальных форм.

Мы рассмотрели основные моменты, касающиеся явления ландшафта как объекта научного исследования, и видим, если в этих аспектах и ​​возникали вопросы, связанные с человеком, то только в связи с особенностями ландшафтоведческой школ и форм редукции феномена. За пределами рассмотрения остаются сложные вопросы связи человека и ландшафта как целого, когда человек не объективным его, а образует с ним танец тел . Как подчеркивает М. Мерло-Понти, наука подчиняет универсум феноменов категориям, которые действуют только в универсуме науки. "Теория ощущение, которая наделяет любое знание определенными качествами, выстраивает для нас объекты, лишенные всякой двусмысленности, объекты чистые, абсолютные, которые являются, скорее, идеалами познания, чем его действительными темами, она соотносится только с вторичной суперструктурой познания »[3]. И далее: «.циле не поддается известном инструментария физико-математического анализа, требуя другого типа понимания» [3]. Наука парадируют природу, она сначала разрушает ее своими аналитическими методами, а затем пытается синтезировать идеализированные, очищенные части в новое выпотрошенного «целое». Для понимания этого необходимо совсем другой подход — феноменологический. Он основывается на различиях индивидуальных стилей восприятия действительности, то есть индивидуальных способах отношение к миру и их выражения, лежит в основе создания смыслов. Возникает своего рода семантическое поле, в котором действуют субъекты как сгущения и источники смыслов. Это ведет к постоянной изменчивости и становится основой творчества, без которого не может реализоваться Homo sapiens divinus < / I>. Это существенно отличается от псевдонаучной позиции тех, кто, как В.М. Пащенко, пытается выглядеть носителем абсолютной истины, согнать всех к одной точке зрения, к своей лодки, который, кстати, уже тонет. Рассмотрим некоторые моменты этой концепции.

Ландшафт как феномен. Феноменологическое ландшафтознавство как философская география . Не так уж легко бывает найти наиболее адекватное название направлении. В свое время автором были введены такие названия, как артгеография для отображения иррациональных, художественно-эстетических свойств ландшафта, и семантическая география для отображения ландшафта как источника смыслов, которые предусматривают присутствие человека. Но ландшафт, взятый в единении с человеком, его воспринимает и чувствует, образует тотальное единство, а, следовательно, пришло время говорить об особом направление обсуждения, не является уже чисто географическим, а, скорее, философско-географическим. Речь идет о ландшафт как феномен , что предвещает и о существовании соответствующего направления в ландшафтоведении — феноменологического, которое

подстилающей уже существующие артгеографию и семантическую географию. Попробуем очертить его контуры, опираясь на понимание феноменологии, сформированное Е. Гуссерлем и М. Мерло-Понти.

"Феноменология — это изучение сущностей, и все проблемы, соответственно, сводятся к определению сущностей: сущности восприятия, сущности сознания, например. Но феноменология — это также философия, помещает сущности в экзистенцию и думает, что человек и мир могут быть поняты только исходя из их «фактичности» »[3]. И далее: "Феноменологический мир не разъяснением предустановленного бытия, это основа бытия, философия не является отражением предустановленной истины, это, как и искусство, осуществления истины...Никакая пояснительная гипотеза не может быть яснее самой действие в которой мы принимаем незавершенный мир, пытаясь рассуждать о нем и оказывать ему целостность [3]".

Итак, ландшафт — это то, с чем человек повязкам связана невидимыми связями, не обьективизуються нашим сознанием. Рассмотрение этих связей требует обращения к проблеме интенциональности  — главного открытия феноменологии. Ее отличием является то, что единство мира еще до того, как стать принадлежностью познания и в умышленном акте идентификации, «проживается как несколько уже совершено или уже здесь имеется» [3]. Речь идет о единстве воображения и ума и некое единство субъектов к объекту , когда, например, в опыте прекрасного имеет место согласованность между чувственным и понятийным. Сознание становится проектом мира, назначением мира, которым она не обладает, а мир признается передобьективною индивидуальностью, единство которого определяет цель познания. Действующая интенциональность Гуссерля создает естественную и допредикативну единство мира и нашей жизни, в наибольшей степени вовлечь себя в пейзаже, потому что это — тот текст, переводом которого на точный язык стремятся быть наши знания [3].

Литература

  1. Балтер Б.М., Егоров В.В. . Термодинамика в дистанционно зондирования // Природа, 1986. № 8.

  2. Бриллюэн Л . Наука и теория информации: Пер. с франц. М., 1960.

  3. Мерло-Понти М . Феноменология восприятия: Пер. с франц. С.Пб., 1999.

  1. Семёнов Ю.М. . Ландшафтно-геохимический синтез и организация геосистем. Новосибирск, 1991.

Отзывов нет | Нам важно ваше мнение!

К сожалению, отзывы пока закрыты.